Jan. 11th, 2017

sasha_bor: (Default)
9 января в 12:57 ·
*Получил посылку из Тюмени*
С утра выхожу на улицу морозным правилом молитвенным подышать, пока не закашляюсь, дак, дурья башка, заглянул автоматом внизу в подъезде в почтовый ящик, а там извещение лежит: «Сафонову А.В. явиться на почтамт за посылкой из Тюмени!» Ой, у меня всё сразу ёкнуло внутри, из головы всё сразу повылетало, и поехал я на автобусе на почтамт. Получил названную посылку: ящик такой немаленький. Пока ехал обратно, даже от восторгов написал стишок:
«Получил посылку из Тюмени,
Рад был до едрене-фени».
Дома открыл. Здоровско, ребята, я такого еще ни разу в жизни не получал. Сейчас фотокарточки покажу: (на первых фотокарточках я посылочные подарки на кровати на своей разложил, а на последней – это я такой на морозе достаточно ехидно ухмыляюсь, когда меня знакомый парнишка вчера на улице сфотографировал из-за ледяных усов; то есть, выходит, на последней карточке – получатель, ну и автор всего этого безобразия).
PS: Я бескрайне благодарен ребятам-тюменцам из издательства "Русская неделя": они невероятные молодцы: Мирослав, Тимофей, Иван и все-все остальные, кто потратил на меня, такого дурака, столько времени и сил!.. А я пойду трофеи рассматривать, да и маме покажу: ей уже не терпится посмотреть, а она лежит, ей сегодня в больнице рану зашили: только что монахи привезли её обратно на машине. Но не до конца ещё зашили, всё ещё впереди... Поклон вам, ребята!

фоткарточки тут )
sasha_bor: (Default)
Вчера в 16:12 ·
*тдк. такая дурацкая кассета была раньше: тдк*
И вот я жестоким образом обломался и даже невидно для окружающих зевак расплакался у дверей супермаркета. Потому что я туда пришел покупать чуни. Да.

А дело в том, что вся моя зимняя обувь в полном составе, причем, сволочь она: одновременно нажала на кнопочку «самоуничтожение» и была, плутовка, такова. Нет, не выдержала она, верно, суровых вот этих вот минувших русских холодов. И стало мне ходить не в чем: хоть в носках ходи по снегу в семи парах...

А я тут случайно, скрываясь от взора подозрительной охраны гастронома-супермаркета: а я – ни-ни! – ничего, не дай Бог, не подумайте, не украл, просто я сам с виду очень подозрительный! – так вот, я, скрываясь от навязчивого охранника, нырнул в магазинчик, типа «Рыбалка и охота: крючок – рыбе в рот». Ну а что? Ни рыбалка, ни охота мне не чужды. Крючки тоже не отталкивают. Ну, я вошел. А тот охранник метнулся обратно и, думал, дурилка, что не замечен, нырнул в свой окоп возле касс и затаил гнев, и затаился.

А тут вдруг на полке: чуни! Боже мой! Это не обувь, это слезы моей радости! Они, чуни, и для зимы, и для войны, и даже для погромов! Не сапожки, а сущие чудеса!

И я помчался снимать с карточки денежку немного. Там и без моего, на карточке, немного, но стоят эти чуни всего ничего: две тыщи. Ой-ёй, мамочки! Бегу, подскальзываюсь, падаю на грунт, потирая колени и локти, поднимаюсь и снова бегу...

Добежал, снял, помчался обратно. Прилетаю как те «Алые паруса» (в основном, мордой алой прилетаю), паром пышу весь с головы до пяток как русская тройка из всех коней, протягиваю скомканные две тыщи, мокрые в ладошке от пота и слёз. И слёз. А он, продавец, вот же ж су... ой!.. а он же ж, гадина, и говорит: «Всё выкупили! Остался только 39-й размер и 46-й!..»
И душа моя тотчас сделала базедовы глаза, как у Крупской.

Я стал метаться мыслию: «Так, – метался я, – 46-й на голову мне влезет: будет у меня две шапки! Но! Но шапки мне пока не нужны. А 39-ый: это – после, потом, когда вот я умру, не спасусь и стану бесом, тогда мне на мои копытца – в самый раз будут... И т.д.».

И вот я жестоким образом обломался и даже невидно для окружающих зевак расплакался у дверей супермаркета. Я не купил чуни, а в детстве – чуни была моя практически единственная обувка на севере. Это даже не «удобно», это – вторые ноги на запас, на зиму...

Впрочем, ребята, я шучу, хотел вас улыбнуть. Фиг с ними, с чунями. Лучше я вам из иудейской Агады, которую я никак не могу перестать читать, она, простите, очень смешная, один случай великолепных смысловых направлений приведу, хорошо? Только вы не злитесь на меня! Просто мне нравится.

Вот, к слову, сегодня в магазине: я ходил маме за кочаном капусты: решил сделать ей её любимую тушеную капусту, а за кассой вдруг, смотрю, сидит черный как смоляное чучелко негр. А наши-то бабки (полхрама нашего по лицам узнал!) стоят с корзинами и вопят: «Не пойдем к негре! Посадили, сволочи и буржуи, нам чертей за кассу! Мы к той бабе лучше, к белой, пойдем, что соседняя!» А та «белая баба», продавщица, то есть: она товар принимает, не работает она. И вот стоят старухи толпою прибывающей и орут. Много их накопилось, а никто к негру не идет. Дурочки.

Ну, а я пошел: я негров, индейцев и арабов совсем не боюсь, я с ними дружу, обычно. Дак, выложил на ленту кочан капусты, он, негра-то моя, улыбается так добродушно! «Чик-чирик» под красным лучиком, – пробил мне капусты и говорит с улыбкою: «Чачан апуста пакет да?» И мы с ним засмеялись. Не в обиду, по-доброму. Хороший такой негритенок, больше б таких бы. А старухи те так и стоят-шипят с полными корзинами. Вот ведь...

Так вот, Агаду ж хотел показать!

"МУДРОСТЬ И КРАСОТА"
— О, прекрасная Мудрость в некрасивом сосуде! — воскликнула дочь кесаря при виде ребе Иошуи, не отличавшегося красотой лица.
— Дочь моя, — сказал ей р. Иошуа, — в каких сосудах у твоего отца, у кесаря, хранится вино?
— В глиняных.
— Как, вино кесаря — и в таких же глиняных кувшинах, как и у всех простых людей!
— А в чем же следовало бы нам держать наше вино?
— Вам, столь знаменитым и славным, приличествует держать ваше вино в серебряных и золотых вазах. Вино было перелито в серебряные и золотые вазы — и скисло.
Спрашивает кесарь:
— Кто посоветовал тебе сделать это?
— Р. Иошуа бен Ханания, — отвечает царевна.
Призывает кесарь р. Иошую:
— Как мог ты посоветовать это моей дочери?
Рассказал p. Иошуа, по какому поводу он так поступил:
— Мой совет был только ответом на ее вопрос.
— Встречаются, однако, мудрецы и с красивой наружностью?
— Некрасивые — они были бы еще более мудрыми...
(Таан., 7). (Агада. Р. Иошуа бен Ханания. Мудрость и красота. Москва. Изд. «Раритет», 1993 г. С.: 238)

Эта притча меня немного утешила. Осталось еще к гадкому-то моему виду уму бы завести, и совсем отлично станет.

И вот еще что: помоги, Господи, страждущему новорожденному Стефану! Аминь и аминь.
sasha_bor: (Default)
21 ч ·
*всякая ерунда обо всяком*
"Его удовольствие "
Однажды в субботу ученики застали ребе Акибу в слезах.
— Учитель! — удивились они, — Не сам ли ты поучал нас словами пророка: «И назовешь субботу удовольствием своим?»
— Это и есть мое удовольствие, — ответил ребе Акиба.
(Шиб, Гал. по Мидр.) (Агада. Р. Акиба. Его удовольствие. Москва. Изд. «Раритет», 1993 г. С.: 252)

И вот, что я вдруг понял. Фотокарточки нас, ребята, не спасут. То есть я думаю: наши дети наши фотокарточки просто вытрут: «format c:/», когда нас не станет, и привет родителям. Да и писульки тоже не станут читать. Ну, скажем так: мои писульки – точно не станут.

Сейчас вдруг подумал: нету того визга в сердце от радости. Не у них, у молодых: у нас уже нету: не осталось.

Просто, мы не можем нашим детям объяснить, что плакать – это тоже удовольствие. Я не в пошлом свете: ни-ни! Скажем так, хорошо, скажем так: не "удовольствие", а "потребность". Потому что человеку потребно плакать. Любому.

Вот я на днях проснулся на своем этом временном старом диванчике, хотел уже встать, пойти, варить кофе для себя и для мамы, но вдруг мне сделалось неприятно, и я вдруг увидел, что левая моя ладонь глубоко расцарапана эдакой раной. Кошек мы с мамой совсем не держим, поэтому царапаться некому: нам это ни в коем случае и держать-то нельзя, да и гвоздей я не трогал ночью. Что за нахер за такой?

А больно ж, зараза. Прижег этой, блин, зеленкой. Но!

Просто вот так, думаю, вышло-то: я не плакал в последнее время: как-то из-за маминых сквозных ран, крови, сукровицы, промокших бинтов, ватных тампонов, пинцетов, антибиотиков и... и прочего – я как-то, ёлки, стал будто эдакая мраморная бесчувственная жопа. Впрочем, я и раньше был такой, хотя немного и плакал. Ну, конечно, тихонько, сам по себе, о судьбах мира... Да и любая жопа иногда плачет: не мне вам рассказывать, ребята. Ну и вот: что плакал-то, а теперь перестал – это ерунда, всё так. Видно, Ангел мне руку-то и прокусил, что я плакать тогда бросил. И правильно, кстати, сделал, что прокусил, хорошо сделал.

Но в миру, у нас, на земле, интересно-то вот что: кто ж меня ночью за ладонь-то всё-таки оцарапал? Ангелы-то, ребят, просто так не кусаются: это я точно знаю! Совершенно точно! Ну и...
Узнал. Это, оказалось, и правда гвоздь. Из спинки кровати торчит. Забить мне его нечем: все инструменты остались на квартире у жены и деток, поэтому пусть он и дальше торчит. Просто я стану спать аккуратней и во сне руками не махать.

А плакать всё равно надо. Это и есть мое удовольствие. Вспомните хотя б, что ли, прп. Иустина (Поповича): "Прости меня, Боже, но я больше всего люблю Бога, Который плачет".

Вот такие вот дела, ребята.
sasha_bor: (Default)
7 ч ·
*хоп-па*
У меня зажужжал ноут. Это не очень добрый знак. И я знаю, что это – точно не кулер. Щас, – подумалось, – ка-а-ак накроется моя машинка, и привет родителям: всё в стол буду снова на бумажках, как раньше писал, писать. А я писал на всём на свете: на туалетной бумаге, на оторванной бересте, на билетиках от автобусов. И даже, ребята, когда-то давно, в другой моей жизни, выпустил самиздатом сборник своих стихов в одном экземпляре, написав их, стихи эти, тушью на билетиках от метрополитена: самых первых билетиках от метрополитена, которые появились сразу после зеленых жетончиков. Скрепил билетики со стишками по дырочкам кольцом от своих ключей от двери в квартиру: благо, у билетиков была специальная дырочка в правом верхнем углу, и подарил одному моему просто замечательному другу А. Вряд ли он эту книжку выкинул, я его знаю, но могла могла и затеряться...

Так что, если я вдруг внезапно пропаду из эфира, не переживайте, ребята и девчата мои хорошие: это меня постигла небольшая неприятность, и мой комп накрылся медным тазом. На новый надо будет кредит брать, а это такая морока, такое гадство, что... что я даже зажмуриваюсь, как себе это только представлю!..

Зато! Зато я сегодня повидался с замечательной Наталией (Наталия Рогулина (Natalya Rogulina) Рогулиной. Повидался же на Рижском вокзале с нею, и вот что я скажу вам, ребята: такого красивого и замечательного и очень красивого человека ещё и поискать надо, такого и свет не видывал, а я много на свете посмотрел!.. Я даже немного заикаться стал, когда с нею, с Наташей, говорил! «Бегемот и фея» – что-то такое у нас произошло у Рижского вокзала. И за все подарки, и за всё остальное: я просто очень благодарен, очень! Я поражен в самое сердце! Спаси вас, Наташа, и всех ваших родных и близких Господь наш Иисус Христос!..

А я пойду маму кормить.. Такие дела.
sasha_bor: (Default)
4 ч ·
*надо же, фейсбук стер моё это письмо! вот же! тогда я снова пощу..."
Ходил в парикмахерскую, постригся наголо. У нас тут такая парикмахерская узбекистанская для дворников в подвальчике работает: закачаешься! Всё удовольствие – 70 рублей, но я всякий раз даю сто: они же трудились. Вот и подстригся снова: внешним людям под моими шапкой и капюшоном и так не видно, а кто на огласительные придет: сами виноваты.

Завтра ехать с мамой в онкологичку рано утром, а я как-то за эти месяцы устал, ребята, от онкологической больницы. Как же, думаю, мой дорогой друг врач Антон К. там мог какое-то время поработать!? Вот ведь сильный человек, эх! А я... Так вот.

Там, хоть я и хохочу, и шутками разбрасываюсь по-над кустами цветов в горшках в приемном, по палатам и закоулкам отделения, как тот Петросян сыплю шутками, а там всё равно люди ходят по коридорам, а в глазах у них, как и у моей мамы немножко такое теперь появилось, написано: «Господи! Забери меня отсюда! Господи, прошу: поскорее!»

Есть замечательный концерт. Он просто, ребята, очень замечательный, и я его всею душой люблю. Это "Joe Pass, Red Mitchell – Finally: Live In Stockholm". Мой покойный папа уже совсем около смерти, за несколько дней было дело: а вот ведь вдруг открывал глаза со своей кровати, когда я расшторивал занавески и впускал солнце и воздух в комнату, и я ему тут же врубал этот Live In Stockholm громко-громко через колонки и сам сидел в углу, и у меня сердце сжималось от прекрасного. Это невероятная музыка, замечательная. Кто понимает, тот поймет.

https://youtu.be/uclfkNRWADw

Завтра ехать в онкологичку... Ой-ёй... Но вот, что я думаю, ребят, не обижайтесь: не совершился, – думаю, – человек, кто хоть раз не побывал в онкологичке или, скажем, в хосписе. Или в тюрьме не побывал, или в детском доме. А в доме инвалида – это вообще, ребята, голову ставит навсегда на место! (Но это я вам не говорил: это секрет!)...

Пойду крутить конвертики из лаваша армянского и тушеной капусты. Маме нравится, мне нравится: чего еще надо?

А, да! Надо, ребята! Вздохните, отцы, братья и сестры: тесть мой Василий Иванович унывает очень: на исходе совсем: его уже ни одна больница не берет. Прописали морфий, прогноз: на небо. И мы с мамой тут: я б съездил бы к нему, он замечательный человек, это правда-правда, навестил бы, дак, куда ж я от мамы теперь?

Что-то я вас закошмарил в конец! Простите, ребят, это мне ж говорить с кем-то надо! Я чуть позже напишу хорошее и красивое!

А вы пока, если мы с вами одной крови, воткните в «Joe Pass, Red Mitchell – Finally: Live In Stockholm». Это не музыка, это так моя душа всхлипывает... ;)
sasha_bor: (Default)
10 мин. ·
*вот, обещанное весёлое*
Кто о чем, а мертвый о припарках... )

Снова я из Агады вам притчу покажу.

"Рабан Гамлиель выдавал дочь замуж.
— Благослови меня, отец! — попросила дочь.
Рабан Гамлиель произнес:
— Да будет воля Господня, чтобы ты более не переступала моего порога.
Родив сына, она снова стала просить отца благословить ее.
— Да будет воля Господня, — произнес рабан Гамлиель, — чтобы слова "горе мне!" были обычным твоим восклицанием.
— Отец! — сказала дочь. — Два торжества были у меня — и оба раза ты проклял меня!
— Нет, дочь моя, — ответил рабан Гамлиель, — не проклятия это были, но благословения: я пожелал тебе столь счастливой и радостной жизни в доме мужа, чтобы никогда надобности не было тебе возвращаться в мой дом. Затем, я пожелал сыну твоему жить и расти, а тебе заботиться о нем, то и дело восклицая: "Ах, горе мне, я еще сына не накормила!", "Горе мне, я еще сына не напоила!", "Горе мне, я еще в школу его не отправила!" (Бер.-Р., 27). (Агада. Рабан Гамлиель II Ямнийский. Проклятие – благословение. Москва. Изд. «Раритет», 1993 г. С.: 229–230).

Здоровско, правда ведь?

Profile

sasha_bor: (Default)
sasha_bor

April 2017

S M T W T F S
      1
2 345 6 7 8
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 19th, 2017 10:35 pm
Powered by Dreamwidth Studios